Євген Гребінка - Чайковський

Завантажити матеріал у повному обсязі:
ФайлРозмір файла:Завантажень
Скачать этот файл (Evhen_grebinka_chaykovsky.docx)Evhen_grebinka_chaykovsky.docx207 Кб1660
Скачать этот файл (Evhen_grebinka_chaykovsky.fb2)Evhen_grebinka_chaykovsky.fb2463 Кб1663

 

ГРЕБІНКА ЄВГЕН

ЧАЙКОВСКИЙ

Роман

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

I

Знаете ли вы Пирятин?

— Пирятин, при реке Удае, уездный город Полтавской губернии, под 50° 4' 32"

широты; в нем 5700 жителей, 5 церквей, 28 ветряных мельниц и 4 ярмарки; на оные

приезжают купцы с красным товаром из соседственных городов, а с Дону привозят

рыбу, — говорит, с печатного, школьник.

— Пирятин знаменит преданностью к престолу, — говорит грамотный малоросс. —

Когда в 1708 году Мазепа передался Карлу XIІ, пирятинцы, под начальством храбрых

Свечек, отразили неприятеля и, несмотря на то, что Лохвица, Лубны, Прилуки и все

окрестные города были заняты шведами и не далее ста верст, в Ромнах, была

главная квартира Карла, — ни один швед, ни изменник не был в стенах Пирятина.

— Пирятин — прескверный городишкої — сердито восклицает кто-то, случайно

проезжавший этот город по тракту из Петербурга на Кавказ. — В Пирятине всего

одна каменная церковь, с деревянными пристройками без всякой симметрии; улицы

широкие, пустые, грязные; один каменный дом — почтовая контора, а прочие

совестно назвать домами; на станции жиды и пол со скрипом, как сапоги франта

двадцатых годов; нет порядочного трактира!.. В тамошнем лафите плавает сандал

изумительными кусками, почти бревнами; на бильярде сидит курица...

Согласен, согласен со всеми вами, даже с господином проезжающим, но знаете ли

вы, что несколько сот лет назад Пирятин был красивый, сильный, богатый сотенный

город в нашем гетманстве? Широко и далеко раскидывался он по скату горы над

Удаем, часто сверкали кресты церквей между его темными, зелеными садами, шумны

были его базары; на них громко гремели вольные речи, бряцали сабли и пестрели

казацкие шапки и жупаны; польские купцы привозили туда тонкие сукна и бархат;

нежинский грек выхвалял свои восточные товары: то сверкал на солнце острием

кинжала, то поворачивал длинную винтовку, окованную серебром, между тем, в

стороне заливалась скрипка, звенели цимбалы, и захожий запорожец выплясывал

вприсядку отчаянный танец, подымая вокруг облако пыли; порою, как пламя,

вырезывалась из пыли его красная куртка, порою выглядывало дьявольски страшное

лицо с поднятыми кверху усами, с черным чубом, веявшим на бритой голове, и опять

все изчезало в вихре танца... Народ хлопал; громкий хохот далеко раздавался по

базару... Было весело!..

Даже сам Удай, говорит предание, был прежде шире, глубже и многоводнее, на

месте, плавней и болот, на которых теперь уездные канцеляристы изволят стрелять

куликов и водяных курочек, тогда шумели и бежали быстрые волны; Удай, говорят,

так. быд тогда широк летом, как теперь вескою во время половодья — а во время

половодья красив старик Удай! Он воскресает вместе с природой, молодится и кипит

и хлещет волнами о берег, как разгульный казак, — в этом со мною согласится

каждый пирятинец.

Быль, которую я вам расскажу, случилась в Пирятине — не то двести, не то триста

лет назад. Город был на правом берегу Удая под горою; на горе тянулись длинною

цепью ветряные мельницы и виднелись два небольшие земляные укрепления, там день

и ночь стояли сторожевые казаки; в центре города, у самого берега реки, был

замок — крепость, обведенная высокими валами; на валу стояли пушки, всегда

готовые встретить незваных гостей, в крепости хранились военные снаряды и была

церковь, в которой лежал войсковой скарб и казна; во время набегов сносили туда

жители свои драгоценности.

На противоположном берегу Удая, в дубовой роще, стоял белый каменный дом,

состроенный на польский манер; дом принадлежал лубенскому полковнику Ивану.

Предание не говорит фамилии полковника, а называет просто Иваном: и мы будем

называть его Иваном. Несмотря на то, что Пирятин был сотенный город, полковник

Иван очень любил его и часто, оставляя свои Лубны, проводил лето в пирятинском

загородном доме с молоденькой дочерью Мариной.

В одну весну полковник приехал в Пирятин на печальную церемонию, на похороны

замковского протоиерея, отца Иакова. Все казаки любили почтенного покойного

старика: не раз он являлся среди них с крестом в руках на стены замка и под

стрелами крымцев и пулями поляков словами веры ободрял воинов, перевязывал

раненых, исиоведывал умиравших... Все плакали по отце Иакове и просили

полковника назначить в Пирятин священником, на место покойного, сына его

Алексея.

Син отца Иакова учился в Киеве. Послали за ним гонца — и вот приехал в Пирятин

Алексей-попович, красавец юноша лет двадцати.

— А! — говорит догадливый читатель, — красавец юноша и молоденькая дочка

полковника — стоит их влюбить друг в друга и состроится роман. — Я не выдумываю

романа, ничего ве строю, а рассказываю быль, как сам слышал; но если вы

догадались, спорить не стану. Точно, Алексей и дочь полковника Марина полюбили

друг друга страстно, как любят в их лета, пылко, как люди, выросшие под строгою

ферулой и готовые предаться всею полнотою души первому стремлению сердца... Чем

вы крепче сожмете порох, тем сильнее будет взрыв: вспомните, что они любили

первою любовью, и позавидуйте им!

Многие почтенные люди при слове «любовь» делают удивительную гримасу, будто

попробуют ревеню или услышат про чуму или холеру. Для меня это непонятно. Уж не

из зависти ли это, господа почтенные люди? Зачем скрывать, унижать, стыдиться

самого лучшего, высокого чувства? Хотел бы я знать, что способнее облагородить,

побудить человека к самым великодушным, бескорыстным поступкам, как не любовь? А

многие ставят ее в одну категорию с белой горячкой; многие не посовестятся

кричать в обществе, что любят пуделя, ружье, лошадь, мороженое, и никак не

признаются в любви к подобному себе человеку другого пола.

Не наша ли испорченность этому причиною?

Некоторые считают преступлением даже взгляд, брошенный на женщину, исполненный

тихого, благоговейного чувства удивления красоте ee!..

Что бы вы подумали об обществе, в котором каждый боится посмотреть на часы или

шляпу своего приятеля, чтоб не сказали другие: берегитесь, он хочет украсть ваши

часы, вашу шляпу?..

Время шло, а попович Алексей и не думал о посвящении, мысли его были далеко от

строгого сана: душа носилась в чудном море мечтаний любви, другой мысли, другому

чувству не было места: везде она, волшебница, с своими обаятельными чарами, с

томительными тревогами и светлыми надеждами... Иногда, бывало, сидит Алексей в

саду под черемухой и читает Цицерона: напрасно воображение хочет перенестись на

многолюдный римский форум, где так грозно, так самонадеянно говорит великий

оратор. Кругом тепло, свежо, столько неги в весеннем воздухе; черемуха тихо

помавает белыми кистями своих душистых цветов; тысячи пчел и других насекомых

садятся, перелетают, жужжат между цветами; за садом плещутся и ропщут тихие

струи Удая, и речной тростник нашептывает приятную, успокоительную думу. Чудный

аккорд великой музыки природы! Тихо клонилась книга из рук молодого студента, и

на великолепное, громовое начало речи Цицерона за XII таблиц. Fremant omnes

licet, dicam quod sensio! (Пусть все дрожат, я скажу, что чувствую!), он едва

слышно отвечал: amor!.. и вслед за этим словом мечта его бросала шумный Рим и

неслась к Марине. И вот оно, чудно хорошая, явилась спокойною, опустив длинные

ресницы; сладостное, невыразимое чувство благоговения обвевает робкого юношу:

целый бы век смотрел на нее!.. Но вот она улыбнулась, открыла очи — будто небо

раздвинулось пред Алексеем . Как от солнца, из огненных очей падали ему на

сердце лучи жизни и восторга.. Чудное видение!.. Вдруг оно скрылось; что-то

легонько тронуло по лицу Алексея... Глядит: он весь осыпан цветами; гвоздики,

левкои, чернобривцы катятся с него на землю; старика Цицерона прикрыла махровая

пунцовая маковка; в стороне слышен тихий смех: из-за плетневого забора лукаво

глядит черноокая, чернокудрая головка молодой цыганочки, служанки Марины,

кланяется и исчезает, звонко напевая известную песню.

Барвіночку зелененький,

Стелися низенько,

А ти, милий,чорнобривий,

Присунься близенько!

Почти каждый вечер, когда затихал шум в окрестностях Пирятина и светлый месяц,

выходя на темно-синее небо, гляделся в Удай, тихо проплывала лодочка у самого

берега перед домом полковника и кто-то пел на ней песни; голос певца, томный,

страстный, звучал, переливался, будил дальнее эхо и исчезал постепенно, замирая

в отдалении.

— Недурно поет человек! — скажет, бывало, полковник, покуривая на крыльце

трубку.

— Так себе! — отвечает Марина, вспыхнув до ушей, а между тем, прислонясь к

резной колонке крыльца, жадно слушает знакомые звуки; слезы восторга сверкают в

глазах ее, и она завидует месяцу, который с высоты может глядеть на певца и

ласкать его своими лучами. «Почему я не звездочка, — думала Марина, если падучая

звездочка катилась в то время по небу, — я бы слетела к нему с высоты, горя и

сверкая любовью; я бы рассыпалась перед ним яркими искрами и осветила путь моему

казаку ненаглядному; его очи засветились бы моим огнем — и умереть было бы

весело...»

— Распелись пирятинцы нынешнюю весну; всех песен не переслушаешь; пора спать! —

говорит, бывало, полковник.

Марина шла в свою светлицу, отворяла окно. Вдалеке чуть слышно отдавались звуки

песни; с последними отголосками ее сливалась жаркая молитва бедной девушки об

Алексее; песни смолкали — но долго еще Марина стояла на коленях перед образом

богоматери, украшенным цветочными венками, и молилась, и плакала, сама не зная о

чем.

II

Судя по теперешним образованным, милым, снисходительным полковникам, нельзя

составить себе даже приблизительного понятия о полковнике малороссийском времен

гетманщины. В нем сосредоточивалась власть военная и гражданская целой области;

он был и военачальник, и судья, и правитель; он безгранично, безответственно

распоряжался в своем полку. Правда, право жизни и смерти было законом

предоставлено гетману; но нередко полковники нарушали это право и даже казнили

самовольно преступников. Кто смел жаловаться на полковника? Одетые в серебро и

золото, украшенные клейнодами, знаками своей власти, окруженные многочисленною

вооруженною свитой, с азиатской пышностью являлись они перед народом — и города

и села преклонялись, уважая их военные доблести и трепеща перед их властью. В

народе воинственном, полудиком иначе и быть не могло.

Не так давно один какой-то князь получил после отца, вельможи екатерининских

времен, наследство в отдаленной провинции и приехал туда жить. Мне случалось —

проездом через эту провинцию, быть в обществе помещиков, соседей князя, м я

спросил у них, довольны ли они новым соседом?

— Ничего, — отвечал один, — да если б вы видели, что это за человек маленький,

невзрачный; у нас в полку последний с левого фланга был казистей; словно писарь

какой; совестно назвать: ваше сиятельство!

— Никакой важности, — сказал другой, — я было явился к нему, этак, знаете, с

почтением, и дворяяский мундир сдуру натянул и медальку дворянскую повесил;

думаю: вот тут-то явится в орденах, в лентах и говорить еще, чего доброго, со

мной не захочет. Самому смешно, как вспомню! Вышел он, милостивые государи, ко

мне, да и не вышел, а выбежал — глазам не верю: в сереньком сюртучишке, молодой

мальчик, «рад, говорит, что имею честь познакомиться», и садит на диван, и руку

жмет, будто проситель какой; верите, мне за него было совестно... Нет уж, думаю,

вперед не подденешь; коли случится, и сам явлюсь в сюртуке, охота была мундир

надевать... ей-богу!...

— Да стоит ли об нем говорить! — перебил третий. — Человек он без всякой

политики, ездит по полям да сам смотрит на работы, с утра до ночи разговаривает

с мужиками, как простой человек. Княжеское ли это дело?.. Видно, в Петербурге

был последняя спица в колеснице, житья не было, так и приехал сюда. Дает же бог

таким людям и богатство, и высокие степени!..

И много еще подобных речей говорили о молодом князе, человеке с прекрасною душой

и отличным европейским образованием.

Согласитесь после этого, что суровость, важность и недоступность малороссийского

полковника XVI века были разумною необходимостью.

Пышны, грозны, суровы были полковники, но грознее и суровее всех между ними был

полковник лубенский Иван. В молодости он славился между казаками упрямством

характера и бешеною отвагою в сражениях, что тогда почиталось величайшею

добродетелью и впоследствии доставило ему полковничье достоинство. Покойную жену

свою он любил, и даже очень любил, но, считая неприличным доброму казаку

показывать как-нибудь чувство, особенно к женщине, он обходился с нею сурово,

деспотически. «Баба — дрянь! — часто говаривал полковник. — Ни силы, ни

характера! Будь на свете одни бабы, давно бы их всех перебили татары. На что был

гетман Сагайдачный, добрая голова! А променял жену на трубку с табаком, да еще

сложил песню:

Мені з жінкою не возиться,

А тютюн та люлька

Козаку в дорозі

Знадобиться!..

В крымском походе полковник Иван заболел лихорадкою. Ему не советовали есть

рыбы, оттого что лихорадка не любит рыбы. «Вот хорошо! — говорил полковник. —

Стану я уважать бабьи капризы! Лихорадка — баба, а я, благодаря богу, казак». И

три года жестокая лихорадка колотила полковника, и три года постоянно он ел рыбу

и раки, говоря: «Посмотрим, чья возьмет». И точно: к удивлению всего полка, на

четвертый год лихорадка оставила упрямого больного.

Не удивительно, что покойная полковница, несмотря на богатые парчевые одежды,

собольи кораблики и алмазные ожерелья, которыми щедро дарил ее муж, все скучала,

Сторінка 1 з 19 Показати всі сторінки << На початок < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 > У кінець >>

Пошук на сайті: