Завантажити материал у повному обсязі:
ФайлРозмір файла:Завантажень
Скачать этот файл (Evhen_grebinka_chaykovsky.docx)Evhen_grebinka_chaykovsky.docx207 Кб774
Скачать этот файл (Evhen_grebinka_chaykovsky.fb2)Evhen_grebinka_chaykovsky.fb2463 Кб710

 

ГРЕБІНКА ЄВГЕН

ЧАЙКОВСКИЙ

Роман

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

I

Знаете ли вы Пирятин?

— Пирятин, при реке Удае, уездный город Полтавской губернии, под 50° 4' 32"

широты; в нем 5700 жителей, 5 церквей, 28 ветряных мельниц и 4 ярмарки; на оные

приезжают купцы с красным товаром из соседственных городов, а с Дону привозят

рыбу, — говорит, с печатного, школьник.

— Пирятин знаменит преданностью к престолу, — говорит грамотный малоросс. —

Когда в 1708 году Мазепа передался Карлу XIІ, пирятинцы, под начальством храбрых

Свечек, отразили неприятеля и, несмотря на то, что Лохвица, Лубны, Прилуки и все

окрестные города были заняты шведами и не далее ста верст, в Ромнах, была

главная квартира Карла, — ни один швед, ни изменник не был в стенах Пирятина.

— Пирятин — прескверный городишкої — сердито восклицает кто-то, случайно

проезжавший этот город по тракту из Петербурга на Кавказ. — В Пирятине всего

одна каменная церковь, с деревянными пристройками без всякой симметрии; улицы

широкие, пустые, грязные; один каменный дом — почтовая контора, а прочие

совестно назвать домами; на станции жиды и пол со скрипом, как сапоги франта

двадцатых годов; нет порядочного трактира!.. В тамошнем лафите плавает сандал

изумительными кусками, почти бревнами; на бильярде сидит курица...

Согласен, согласен со всеми вами, даже с господином проезжающим, но знаете ли

вы, что несколько сот лет назад Пирятин был красивый, сильный, богатый сотенный

город в нашем гетманстве? Широко и далеко раскидывался он по скату горы над

Удаем, часто сверкали кресты церквей между его темными, зелеными садами, шумны

были его базары; на них громко гремели вольные речи, бряцали сабли и пестрели

казацкие шапки и жупаны; польские купцы привозили туда тонкие сукна и бархат;

нежинский грек выхвалял свои восточные товары: то сверкал на солнце острием

кинжала, то поворачивал длинную винтовку, окованную серебром, между тем, в

стороне заливалась скрипка, звенели цимбалы, и захожий запорожец выплясывал

вприсядку отчаянный танец, подымая вокруг облако пыли; порою, как пламя,

вырезывалась из пыли его красная куртка, порою выглядывало дьявольски страшное

лицо с поднятыми кверху усами, с черным чубом, веявшим на бритой голове, и опять

все изчезало в вихре танца... Народ хлопал; громкий хохот далеко раздавался по

базару... Было весело!..

Даже сам Удай, говорит предание, был прежде шире, глубже и многоводнее, на

месте, плавней и болот, на которых теперь уездные канцеляристы изволят стрелять

куликов и водяных курочек, тогда шумели и бежали быстрые волны; Удай, говорят,

так. быд тогда широк летом, как теперь вескою во время половодья — а во время

половодья красив старик Удай! Он воскресает вместе с природой, молодится и кипит

и хлещет волнами о берег, как разгульный казак, — в этом со мною согласится

каждый пирятинец.

Быль, которую я вам расскажу, случилась в Пирятине — не то двести, не то триста

лет назад. Город был на правом берегу Удая под горою; на горе тянулись длинною

цепью ветряные мельницы и виднелись два небольшие земляные укрепления, там день

и ночь стояли сторожевые казаки; в центре города, у самого берега реки, был

замок — крепость, обведенная высокими валами; на валу стояли пушки, всегда

готовые встретить незваных гостей, в крепости хранились военные снаряды и была

церковь, в которой лежал войсковой скарб и казна; во время набегов сносили туда

жители свои драгоценности.

На противоположном берегу Удая, в дубовой роще, стоял белый каменный дом,

состроенный на польский манер; дом принадлежал лубенскому полковнику Ивану.

Предание не говорит фамилии полковника, а называет просто Иваном: и мы будем

называть его Иваном. Несмотря на то, что Пирятин был сотенный город, полковник

Иван очень любил его и часто, оставляя свои Лубны, проводил лето в пирятинском

загородном доме с молоденькой дочерью Мариной.

В одну весну полковник приехал в Пирятин на печальную церемонию, на похороны

замковского протоиерея, отца Иакова. Все казаки любили почтенного покойного

старика: не раз он являлся среди них с крестом в руках на стены замка и под

стрелами крымцев и пулями поляков словами веры ободрял воинов, перевязывал

раненых, исиоведывал умиравших... Все плакали по отце Иакове и просили

полковника назначить в Пирятин священником, на место покойного, сына его

Алексея.

Син отца Иакова учился в Киеве. Послали за ним гонца — и вот приехал в Пирятин

Алексей-попович, красавец юноша лет двадцати.

— А! — говорит догадливый читатель, — красавец юноша и молоденькая дочка

полковника — стоит их влюбить друг в друга и состроится роман. — Я не выдумываю

романа, ничего ве строю, а рассказываю быль, как сам слышал; но если вы

догадались, спорить не стану. Точно, Алексей и дочь полковника Марина полюбили

друг друга страстно, как любят в их лета, пылко, как люди, выросшие под строгою

ферулой и готовые предаться всею полнотою души первому стремлению сердца... Чем

вы крепче сожмете порох, тем сильнее будет взрыв: вспомните, что они любили

первою любовью, и позавидуйте им!

Многие почтенные люди при слове «любовь» делают удивительную гримасу, будто

попробуют ревеню или услышат про чуму или холеру. Для меня это непонятно. Уж не

из зависти ли это, господа почтенные люди? Зачем скрывать, унижать, стыдиться

самого лучшего, высокого чувства? Хотел бы я знать, что способнее облагородить,

побудить человека к самым великодушным, бескорыстным поступкам, как не любовь? А

многие ставят ее в одну категорию с белой горячкой; многие не посовестятся

кричать в обществе, что любят пуделя, ружье, лошадь, мороженое, и никак не

признаются в любви к подобному себе человеку другого пола.

Не наша ли испорченность этому причиною?

Некоторые считают преступлением даже взгляд, брошенный на женщину, исполненный

тихого, благоговейного чувства удивления красоте ee!..

Что бы вы подумали об обществе, в котором каждый боится посмотреть на часы или

шляпу своего приятеля, чтоб не сказали другие: берегитесь, он хочет украсть ваши

часы, вашу шляпу?..

Время шло, а попович Алексей и не думал о посвящении, мысли его были далеко от

строгого сана: душа носилась в чудном море мечтаний любви, другой мысли, другому

чувству не было места: везде она, волшебница, с своими обаятельными чарами, с

томительными тревогами и светлыми надеждами... Иногда, бывало, сидит Алексей в

саду под черемухой и читает Цицерона: напрасно воображение хочет перенестись на

многолюдный римский форум, где так грозно, так самонадеянно говорит великий

оратор. Кругом тепло, свежо, столько неги в весеннем воздухе; черемуха тихо

помавает белыми кистями своих душистых цветов; тысячи пчел и других насекомых

Сторінка 1 з 38 Показати всі сторінки << На початок < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 > У кінець >>