Іван Корсак - Сын гетмана Орлика

Завантажити матеріал у повному обсязі:
ФайлРозмір файла:Завантажень
Скачать этот файл (Ivan_korsak_syn_getmana_orlyka.docx)Ivan_korsak_syn_getmana_orlyka.docx183 Кб1413
Скачать этот файл (Ivan_korsak_syn_getmana_orlyka.fb2)Ivan_korsak_syn_getmana_orlyka.fb2377 Кб1344

 

Иван КОРСАК

СЫН ГЕТМАНА ОРЛИКА

 

Художественно-документальная повесть

 

Вероятно, только история Украины богата примерами, когда на человека, который боролся за свободу своего края, наклеивали отрицательный ярлык.

Именно об одном из них - Григории (Григоре) Орлике (по советской терминологии, «предателя, агента панской Польши и шведского короля») - речь идет в художественно-документальной повести украинского писателя Ивана Корсака.

Кто же он, Григорий Орлик? Дипломат? Разведчик? Наследник дела отца, дела независимости Украины? Один из проосвещеннейших людей тогдашней Европы, с которым одинаково интересно общаться Вольтеру и иерусалимскому патриарху? Человек, который через вражескую территорию проводит к престолу польского короля Станислава Лещинского? Генерал и полевой маршал Франции?

И первое, и второе, и третье...

Этим изданием полиграфо-издательский дом «Твердыня» начинает новую серию историко-познавательных книг «Пантеон».

 

Украинский рыцарь. Взгляд сквозь столетия

Винниченко писал, что историю Украины невозможно читать без брома. А все потому, что бытует давняя традиция рассматривать ее как историю поражений. Эта традиция настолько укоренилась, что даже после того, как Украина обрела независимость, взгляд нашего общества на собственную историю почти не изменился. Хотя совершенно очевидно, что во все предыдущие времена украинский народ если и имел право на отдельную, скажем так, биографию, то лишь в контексте Российсккой империи. С позиций империи эта биография толковалась и подправлялась. И сейчас официальной историей Украины так и остается версия имперских писак - история насквозь выхолощенная и сфальсифицированная. Поэтому не удивительно, что и на пятнадцатом году независимости гетман Мазепа, воины УПА и много других известных и неизвестных героев освободительной борьбы считаются предателями, а значит, и врагами Украины.

История Украины нуждается в серьезной ревизии - пересмотра и переосмысления с национальных позиций. Нужно расставить акценты, отыскать в прошлом те точки, которые могли бы быть опорами для настоящего и будущего нашей страны. Все наши предыдущие поражения должны стать такой же крепкой опорой, как и победы. Для примера возьмем Японию. Через десять дней после капитуляции (1945 г.) японская газета «Иомиури Хоты» провозгласила «Начало Нового искусства и Новой культуры»: «В наших сердцах должно оставаться твердое убеждение, что военное поражение не имеет отношения к ценностям национальной культуры. Военное поражение должно служить побудительным стимулом, ... (поскольку) японскому народу понадобилось по крайней мере пережить национальную катастрофу, чтобы воистину обратить свой взгляд на мир, объективно увидеть вещи такими, какими они есть на самом деле». И это учитывая то, что Япония вела войну, чтобы установить мировую иерархию стран и возглавить ее. Претензии и амбиции - огромные. Казалось бы, они должны были потерпеть полнейший крах. Однако свое поражение японцы сразу же превратили в стартовую площадку для дальнейших свершений; претензии пересмотрели, а амбиции направили в новое русло. Итак, дело не в победах и не в поражениях. Можно талантливо использовать собственное поражение и можно бездарно провалить победу. За примерами  далеко ходить не надо. Все зависит от самоуважения и самоконтроля. От иерархии ценностей и приоритетов. И не нужно ничего выдумывать: в истории нашего народа есть все, что следует взять на вооружение, что может лечь в основу развития нации и государства. Надо только объективно видеть вещи такими, какими они есть на самом деле.

Книга, которую  читатель держит в руках, трепетнымм лучиком освещает из тьмы столетий фигуру Григория (Григора) Орлика - сына гетмана Филиппа Орлика, автора первой украинской конституции. Григорий Орлик - украинец, которого ныне, возможно, больше знают и ценят в Франции, чем на Родине. Не буду становиться впереди автора и не буду пересказывать то, что читатель сможет узнать из дальнейших страниц. Думаю, совсем не случайно Иван Корсак избрал Григория Орлика героем своей повести. По  двум причинам. Во-первых, Григорий Орлик - чрезвычайно яркий представитель украинского рыцарства, его судьба и биография не могут не вызвать увлечения, он воплощает в себе образ украинца,  достойного стать образцом для многих. Во-вторых, Иван Корсак и сам неординарная личность: журналист, издатель и редактор популярной газеты «Семья и дом. Народная трибуна», писатель, общественный деятель. Повестью о Григории Орлике он не просто пополняет свой творческий задел, а и укрепляет еще одну ступень на пути духовного усовершенствования - путь, который надлежит постичь каждому индивиду, а затем и нации вообще. История - это действие масс, однако вехами в истории всегда будут выдающиеся личности.

Великий японский воин XVIII столетия Такамори Сайга говорил: «Есть два вида возможностей: одна - на которую мы полагаемся, вторая - которую мы создаем. Попав в затруднительное положение, нельзя прозевать шанса создать себе возможность». Мы не должны полагаться на возможности. Мы должны создавать их для себя - только тогда нам удастся развиваться духовно и достигать материальных благ, только тогда Украина сможет стать страной, мнение которой будут учитывать в мире. Во всех других случаях путь и усилия украинцев так и будут оставаться путем и усилиями Сизіфа.

Василий СЛАПЧУК,

лауреат Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко

 

Слово к читателю

Эту книгу я начинал писать как обычную повесть. Но чем больше вникал в детали, чем глубже погружался в водоворот документалистики, тем больше допекали сомнения - простая повесть об этом весьма неординарном человеке, о ее друзьях и собратьях будет грехом.

Судьба Григория (Григора) Орлика, сына автора первой украинской (и европейской) конституции, поразительно уникальна. Нет надобности выдумывать сногсшибательные сюжеты - их больше чем достаточно на жизненных путях неутомимого гетманского сына. Как и нет надобности выдумывать невероятно трудные, весьма многочисленные и, к величайшему сожалению, трагические преграды на пути к независимости от кого бы то ни было нашей земли.

Кто он? Дипломат? Разведчик? Наследник дела отца, дела независимости Украины? Один из просвещеннейших людей тогдашней Европы, с которым одинаково интересно общаться Вольтеру и Иерусалимскому патриарху? Человек, который через вражескую территорию проводит к престолу польского короля Станислава Лещинского? Генерал и полевой маршал Франции?

И первое, и второе, и третье... Современники в конце концов имеют возможность докапываться к собственным пракорням, снимать копоть и грязные наслоения с фресок-портретов настоящих героев своей земли. Лучик исторической истины до сих пор выхватывал из столетней тьмы лишь самые выдающиеся фигуры. Тем не менее лучик этот  бежит дальше и начинает освещать следующий ряд... Мы с удивлением хватаемся за голову: люди добрые, да это отнюдь не «второй эшелон», это же  перворарядные фигуры европейского масштаба! Именно к ним, без сомнения, принадлежит Григорий - сын Филиппа Орлика.

Исторический лучик неизбежно выхватит и горькие, и трагические картины Украины того времени. И здесь, как правило, подают голос те, кто неестественно громко взывает о защите на Украине «русского языка, русской истории и прав русскоязычного населения».

В самом деле, русская культура, в широчайшем понимании, нуждается в заботливом отношении, требует защиты добрый, трудолюбивый и чрезвычайно талантливый русский народ. Прежде всего защиты от русского каннибальского шовинизма, от определенной части политической элиты, а на самом деле - от непротрезвившегося и вечно завистливого босяка и подзаборника, который загадил огромные территории своей страны, однако все же дрожащей с перепоя рукой жадно тянется к чужой; того голодранца, который с упрямством, достойным лучшего применения, изо всех сил тщится перессорить россиянина с эстонцем и латышом, литовцем и украинцем, грузином и молдаванином (иногда, к сожалению, ему таки это удается). Слава Богу, этот угоревший босяк не принадлежит к чтимой в мире России - России от Герцена и Рылеева до России Сахарова. Он грубо и беспардонно плутует, когда, похищенную у народа, цепляет на собственную грудь надпись «россиянин». И это надо четко понимать и отделять, иначе тень незаслуженно будет падать на весь народ.

Самый заклятый враг России не способен так чернить русский народ, как это делает определенная часть верхушки, точнее шовинистическая часть политической элиты. Ибо грязь ее, хотя и неправомерно, механически переносится и искажает впечатление обо всем народе. Достаточно процитировать классика русской литературы Дмитрия Мережковского («Христос и Антихрист»): «Проклятая страна, проклятый народ! Вонь, кровь и грязь. Трудно решить, чего больше. Кажется, грязи. Хорошо сказал датский король: «Ежели московские послы снова будут ко мне, построю для них свиной хлев, ибо где они постоят, там полгода жить никто не может без смрада». По определению одного француза: «Московит - человек Платона, животное без перьев, у которого есть все, что свойственно природе человека, кроме чистоты и разума». И эти смрадные дикари, крещеные медведи, которые становятся из страшных жалкими, превращаясь в европейских обезьян, себя одних считают людьми, а всех остальных скотами!»

 

Помыть свои кирзовые сапоги в Индийском океане или на крымском побережье Украины - разве это прихоть простого россиянина? Вместе с тем помним, что это не сегодняшняя выдумка русских клоунов-лжегосударственников, «сыновей юриста», - именно о завоевании Индии мечтал Петр І (попутно захватив Китай). И может, и помыл бы те грязные сапоги, если бы не сгнил живьем от сифилиса... Можно себе лишь представить!

Отец и сын Орлики, их собратья - первая большая волна украинской политической эмиграции. Именно о первопричинах ее возникновения ее идет речь в последующих строках. Иногда это можно сделать лишь фрагментарно, так как весьма много еще «белых пятен» в истории того времени и судьбах этих мужественных людей. Борясь за волю Украины, они вместе с тем боролись за свободу других народов, в частности и русского, воистину «За вашу и нашу свободу!»

Прошли столетия, немало убежало воды в Днепре и Висле, Рейне и Сене. Сегодня непросто воссоздать, легко или тяжело шел разговор Григория Орлика с канцлером Франции кардиналом Флере, когда сын гетмана добивался поддержки Версалем борьбы за украинскую волю. Но уцелевшие свидетельства, документы и описания надо как можно тщательнее сохранить и популяризировать.

За вашу и нашу свободу!

***

Неравный поединок

В палате Посольства России в Саксонии заканчивался обед. Яства, а особенно напитки, от которых мягкими розовыми пятнами взялось обыкновенно бледное лицо князя Долгорукова, казалось, ничуть не уменьшили и не ублаготворили его сегодняшнего раздражения. Князь изредка бросал недовольный взгляд на Димитриева, своего подчиненного в посольстве, бросал этот взгляд, как бросают раздраженно ненужную вещь, и лишь изредка переводил глаза на графа Щекина, здешнего школяра, будто проверяя себя, достаточно ли пренебрежительно отверг он эту вещь - ненужную и надоевшую.

- Будьте добры доложить: за что вас как начальника разведки государь-император хлебом кормит? Почему я ничего не знаю о приеме Карлом ХІІ молодого Орлика? Какого это рожна малолетки заинтересовали короля?

Ваша светлость, - обиженно моргнул Димитриев, хотя в глазах его промелькнула и тихонько затаилась злость. - Мне доложили, что это не короля интересовали юные прохиндеи, а сын Филиппа Орлика приходил к Карлу за отцовскими деньгами. Должок-с забирать. Это кроме тех огромных денег, которые Карл задолжал еще племяннику Мазепы Войнаровскому.

- Ну-ну-у-у, - изумленно протянул князь. - И что же, неприятельский король не надавал юнцу подзатыльников и не выставил за порог? Сиречь, медведь в лесу дуба дал, ведь швед не любит расставаться с деньгами, особенно когда их хоть шаром покати...

- Шестьдесят тысяч талеров, взятых в долг у Войска Запорожского, Карл не отдал  до сих пор...

- Да знаю, но о чем он стал говорить с молодым Орликом?

- И не только стал. Карл был очарован безупречной латынью юнца и его манерами. Докладывают, что неприятельский король весьма благосклонно отнесся к нему, частями возвращает долг, а самого Григория берет на государственную службу.

- М-м-м, за эти деньги Орлики изрядно напакостят государю да и всем нам... А вы еще и дружите с этим негодяем, - резко повернул голову в сторону графа Щекина.

- Ваша светлость, побойтесь Бога, - вздрогнул Щекин. - Да я виделся с ним случайно, может, раза два, на приеме у курфюрста...

- Не говорите, не говорите, молодой человек. Потомок старинного русского дворянского рода вместо помощи государю-императору водится с его заклятым врагом.

- Какая еще от меня помощь... Я школяр, я буду служить государю и Отчизне, когда выучусь.

- Не могу согласиться, граф. Один своевременный донос может стоить многих тысяч червонцев и не одной сотни солдат. Вы же не простолюдин и общаетесь не с простонародьем. А вам, господин Димитриев, от лица государя приказываю пристально следить за обоими Орликами. Кстати, когда и как неприятельский король будет отдавать деньги запорожских казаков?

- Мои ищейки извещают, что состоится это в конце ноября в Гамбурге, в городском банке.

- Государь - человек большой души. Его императорская милость в свое время подарила семье Орликов амнистию, но изменник и христопродавец отклонил протянутую руку с хлебом. По этой причине император повелел генерал-прокурору изловить гетмана-предателя и доставить его в Россию, в ведение Тайного приказа.

- А если ... при этом … случайно? - провел пальцами по шее Димитриев, как будто бы брился.

Сторінка 1 з 14 Показати всі сторінки << На початок < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 > У кінець >>

Пошук на сайті: